АГЕНТ ВЛИЯНИЯ. Как Тэтчер выбрала Горбачёва перестройщиком | ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Август 7, 2015 6:21 дп

1В 1983 году мир стоял на грани ядерной войны. Президент США Рейган был настроен на то, чтобы военными и экономическими методами давить СССР до конца. Но премьер Англии Тэтчер решила идти иным путём. В сентябре 1983-го она собрала семинар учёных, на котором была выбрана кандидатура перестройщика – Горбачёв. Как проходил этот кастинг – в мемуарах участника этого семинара, Арчи Брауна.

Арчи Браун, почётный профессор политологии Оксфордского университета, в 2011 году выпустил монографию «Resurgent Adventures with Britannia: Personalities, Politics and Culture in Britain». В ней он, в частности, упоминает, как проходил при Тэтчер выбор кандидатуры реформатора СССР, «с которым можно иметь дело».

«Двойной агент Олег Гордиевский, полковник КГБ, служивший под прикрытием советского посольства в Лондоне, в то время работал на секретную разведывательную службу Великобритании, МИ-6. Он внёс серьезный вклад в стабилизацию ситуации, оповестив британские спецслужбы о том, что в Москве угроза нападения Запада на СССР воспринимается очень серьезно. Таким образом, ядерная война могла начаться совершенно случайно. Если бы советское командование было полностью убеждено, что внезапное нападение со стороны Запада действительно приближается со дня на день, то у него неизбежно возникло бы искушение атаковать первым.

В администрации Рейгана было немало и тех, кто полагал, что едва ли в Советском Союзе может появиться какой-либо истинный реформатор, поэтому ведение переговоров – это не более чем пустая трата времени. Особенно неуклонно такой точки зрения придерживались глава ЦРУ Уильям Кейси, а также всё Министерство обороны во главе с Каспаром Уайнбергером.

Два человека, сыгравшие особенно важную роль в том, чтобы убедить Маргарет Тэтчер, что настало время посмотреть свежим взглядом на внешнеполитический курс Великобритании (в особенности в том, что касалось отношений с СССР и странами Восточной Европы), были старшими советниками премьер-министра. Это были, в 1983 году, её личный секретарь сэр Джон Коулз и сэр Энтони Парсонс. Они смогли убедить Маргарет Тэтчер, что неплохо было бы провести семинар, посвящённый СССР и Восточной Европе, и пересмотреть отношения Великобритании со странами коммунистического блока. Эта встреча, которая была проведена в резиденции премьер-министра Чекерс 8-9 сентября 1983 года, в итоге оказалась крайне важной.

Много споров развернулось вокруг того, кто именно должен принять участие в семинаре. Все соглашались с тем, что это должны быть эксперты, но прежде всего Тэтчер показали список, составленный из сотрудников Форин Офис. Она категорически не приняла этого, оставив на предложенном списке пометку: «Мне неинтересно приглашать каждого рядового министра или всех, кто когда-либо имел дело с этой темой внутри Форин Офис. Я хочу, чтобы на семинаре присутствовали люди, которые действительно изучали Россию – русское мышление, – и у кого есть какой-то опыт жизни там. Больше половины людей из списка знают меньше, чем я».

Восемь специалистов, приглашенных «извне», – это были учёные, обладавшие дополнительным опытом и знаниями по различным аспектам жизни в Советском Союзе и странах Восточной Европы. Каждый из этих ученых написал доклад объемом от 6 до 8 страниц, которые Тэтчер прочла и прокомментировала в августе. Важную роль сыграл историк Роберт Конквекст, бывший троцкист, живший в сталинском СССР.

Один из пунктов в этом докладе по структуре власти в СССР (автором которого был я) заключался в том, что процесс демократизации может начаться изнутри правящей Коммунистической партии. Это произошло в Чехословакии во второй половине 1960-х годов, – возникновение движения, кульминацией которого стала «пражская весна» 1968 года.

Тэтчер упомянула о моём материале как о «наиболее полезном», потому что я впервые привлек её внимание к Михаилу Горбачёву как к деятелю, который может стать будущим реформатором Советского Союза. В этом материале, написанном до семинара, я описал его как «наиболее образованного члена Политбюро и обладающего самым открытым мышлением», добавив при этом: «Он может быть наиболее многообещающим выбором как для советских граждан, так и с точки зрения внешнего мира». Имя Горбачёва не было упомянуто в материале, подготовленном Форин Офис.

После наших презентаций последовала дискуссия, главным образом в форме вопросов с той стороны стола, где находились члены правительства, при этом премьер-министр вмешивалась больше всего. Я воспользовался этой возможностью, чтобы развить то, что я сказал о Горбачёве как о лучшей надежде на реформы, вслед за чем Тэтчер обернулась к министру иностранных дел Хау и сказала: «А не пригласить ли нам господина Горбачева в Великобританию?». Хау что-то пробормотал в знак согласия.

Приглашение Горбачёва в Великобританию не последовало немедленно. Наиболее принципиально важным заключением, принятым по итогам семинара 1983 года, был переломный вывод о необходимости налаживания контактов с СССР и Восточной Европой. Наша точка зрения была такой: «Чем больше контактов – тем лучше, причем на всех уровнях: от диссидентов до генеральных секретарей».

По итогам семинара в Чекерсе было решено, что министр иностранных дел должен посетить все страны Восточной Европы, а премьер-министр в первую очередь отправится с визитом в Венгрию.

В принципе, приглашение Горбачёву можно было выслать сразу же, но Андропов был ещё жив, Константин Черненко был вторым человеком в КПСС, а Андрей Громыко – всё еще министром иностранных дел. Если бы в таких обстоятельствах Горбачев был выделен таким приглашением, это, скорее всего, принесло бы ему больше вреда, чем пользы.

После дискуссий в правительстве по итогам семинара, было решено, что в Лондон будет приглашён Юрий Андропов. Однако он к тому времени умер.

Уже после его смерти, когда главой СССР стал Черненко, появилась возможность пригласить Горбачёва. К тому моменту он был назначен вторым секретарём КПСС, а одной из формальных обязанностей второго секретаря было председательствовать в номинальном Комитете по иностранным делам Верховного совета, умирающем и бессильном законодательном органе СССР. Зато это предоставило премьер-министру и Форин Офис удобный повод пригласить Горбачёва, выслав приглашение от имени председателя комитета по международным делам Палаты общин сэра Энтони Кершо.

Письмо от имени Кершо пришло в Москву в июне 1984 года. Джеффри Хау сказал тогда послу Великобритании в СССР сэру Иэну Сазерленду, что он «обязан ясно дать понять: если Горбачёв приедет, то он будет принят на высочайшем политическом уровне (т.е. премьер-министром) и будет участвовать во встречах с членами правительства по широкому кругу вопросов, требующих обсуждения». Хау добавил, что Горбачёв будет проинформирован о том, что приглашение «отражает желание британского правительства выстроить диалог по широкому кругу вопросов с Советским Союзом».

2Визит Горбачёва в Великобританию в декабре 1984 года – за три месяца до того, как Черненко умер и Горбачёв стал его преемником на посту Генерального секретаря ЦК КПСС – имел крайне значимую роль, так как именно он положил начало важным политическим отношениям с Маргарет Тэтчер. Горбачев произвёл глубокое впечатление на британских политиков, СМИ и общество. На встречах с премьер-министром и другими членами правительства он интересно дискутировал, не прибегая к догмам, и оставил впечатление человека с открытыми взглядами.

Когда в феврале 1985 года советский посол Виктор Попов вместе со своей женой приехал на ужин в Колледж Св.Антония в Оксфорде (Черненко к тому моменту оставалось прожить около месяца), он сказал мне в личной беседе, что это был визит, совершённый «правильным человеком в правильное время», и что он был «успешным и полезным во многих отношениях».

За ночь до того, как Горбачёв прибыл в Великобританию в декабре 1984 года, я был одним из четырёх ученых (остальными были Алек Ноув, Майкл Кейзер и Лоуренс Фридман), которые, вместе с единственным бизнесменом, Норманом Вудингом, были приглашены на Даунинг-стрит, 10, чтобы дать пояснения премьер-министру Я был приглашен конкретно для того, чтобы рассказать о Горбачёве.

Для того, чтобы сделать этот визит Горбачёва как можно более успешным, заранее предпринимались все возможные усилия, но наиболее важным было то, как его оценит Тэтчер, когда они наконец встретятся. Когда этот визит подошёл к концу, она смогла напрямик, совершенно откровенно, заявить: «Мне нравится господин Горбачёв. С ним можно иметь дело».

Когда визит Горбачёва в Великобританию в 1984 году подошёл к концу, Тэтчер вылетела в США и провела встречу с Рейганом и его высокопоставленными чиновниками в Кемп-Дэвиде. Джордж Шульц отмечает в своих мемуарах, что премьер-министр говорила о Горбачеве с энтузиазмом. Она была впечатлена тем фактом, что Горбачёв мог дискутировать свободно и гибко.

1Во время своей встречи с Рейганом, Шульцем, Бушем-ст. и советником по национальной безопасности Макфарлейном 22 декабря 1984 года в Кемп-Дэвиде она противопоставила Горбачёва Андрею Громыко, отметив, что Горбачев «был гораздо менее зажатым, более обаятельным, открытым к дискуссиям и дебатам, и не цеплялся за заранее подготовленные записи». Она добавила, что его жена была «такой же очаровательной».

2

Тэтчер не пришлось долго ждать следующей встречи с Михаилом Горбачёвым. Черненко скончался вечером 10 марта 1985 года, а уже днем 11 марта свершилась самая быстрая в истории передача власти за всю историю Советского Союза, – Горбачёв был избран новым лидером страны.

Тэтчер присутствовала на похоронах Черненко, и у неё состоялся оживлённый разговор с Горбачёвым. По графику на него отводилось 15 минут, так как в Москву тогда съехалось немало зарубежных глав правительств, и всем им хотелось познакомиться с новым и относительно молодым генсеком. Однако беседа Тэтчер и Горбачева продолжалась почти час.

3

4

5

Именно в свете этого события (и особенно – последующих встреч между Горбачёвым и Тэтчер) сэр Перси Крэдок, в начале 1984 года сменивший сэра Энтони Парсонса на посту советника премьер-министра по вопросам внешней политики, составил свой отчасти саркастический взгляд на отношения между Горбачевым и Тэтчер. Крэдок писал:

«Госпожа Тэтчер вплотную приблизилась к тому, чтобы заявить, что она открыла, даже придумала Горбачёва; её встречи и дебаты с ним намеренно проводились на высочайшем уровне и многое добавили к её личной репутации, как и к репутации Великобритании. Она действовала как посредник между Горбачёвым и Рейганом, продвигая первого Вашингтону как «человека, с которым можно иметь дело», и действуя как агент влияния в обоих направлениях».

История была сделана. СССР начал реформироваться сам».


Источник: “https://operkor.wordpress.com/2015/08/07/агент-влияния-как-тэтчер-в-1983-году-выбра/#more-75515”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя